МАРШ МИРА ИЛИ ШЕСТВИЕ ПЕЧАЛИ?
Взгляд со стороны

24 сентября 2017 года, Петербург, сквер Казанского собора, "народный сход". Интересно было бы узнать от живых людей о состоянии их целей и социально-политических представлений на сегодняшний день и сравнить с тем же, но в 1989 году. Почему мне это интересно и почему именно в 1989-ом? Я тогда был одним из руководителей Союза избирателей Ленинграда – второго по многочисленности и влиянию общественного движения в городе после Народного фронта.

Мы поддерживали Гдляна и Иванова, к которым в Народном фронте почему-то относились настороженно, но конфликтов в общем-то не было. Даже когда я выдвигался кандидатом в депутаты в ВС РСФСР от Красносельского района, то Народный фронт выделил для меня помощников. Время эйфории и эмоционального подъёма масс…

Однако всё же Казанский собор. Подхожу в два часа к началу действа. Народа ещё жидковато. Может, позже подойдут? Несколько групп по 2-4 человека что-то обсуждают между собой. Похоже, что знакомы друг с другом. Возможно, что малолюдно из-за того, что акцию мира не удалось согласовать с властями. Голубые и жёлтые шарики кое-где над головами. В центре разговоров Украина и Сирия. Непонятно, почему именно они, а не выступление против возникновения войн вообще.

Прохожих, завернувших сюда запечатлеть событие на мобильники, явно бродит тут раза в два-три больше, чем тех, кто пришёл совершить политическую акцию. Зато полиции понагнано безмерно. Площадь позади собора уставлена полицейскими автобусами. На каждого активиста будет, наверное, человек по десять "органистов", если не больше. Что это страх или, наоборот, устрашение?

Побродил, прислушался, поспрашивал. Мне всегда были интересны люди с активной жизненной позицией и их труд на общественном поприще заслуживает уважения, но… Заслуживает-то заслуживает, но интересно бы знать, почему эти позиции не приносят ощутимых плодов. Вон и недавняя попытка защитить Исаакий от притязаний церкви провалилась, а сколько усилий приложено!

При осторожных вопросах разным людям выяснилось, что в принципе представления о сущности происходящего вокруг с 89-го года так и не изменились. Разве что иной антураж из событий. Цели туманны, представления абстрактны. Добавился вполне понятный цинизм и ощущение безысходности при очевидном желании добиться чего-то. Чего именно трудно определить. Противоречиво как-то. Такое впечатление, словно люди то ли сами себе установили границы понимания происходящего, за которые нельзя выходить, либо кто-то запретил им выходить за эти границы. Текущая идеология и пропаганда сделали своё дело?

Странная картина. Беседуешь с человеком совершенно правильно оценивающего какое-нибудь событие как состоявшийся факт – безобразие. Согласен, безобразие, а каково его происхождение, как от подобного избавиться и что в этом виновно? Вот тут и начинаются любопытные вещи. Разными людьми бойко объясняются разные пути решения одной и той же проблемы и выводы получаются разные, но из одного и того же набора абстракций. Виноваты либо чиновники как какая-то механическая масса, либо природная корысть, либо непонятно какой и чей менталитет. Одна пожилая женщина высказалась даже, что виноват сам народ, позволяющий над собой издеваться. На вопрос: "Так что же получается? Нам нужно бороться с народом, то есть с самими собой? Выдавливать из себя раба? А позволят выдавить? А если и позволят, то дальше что?" взглянула на меня растерянно и одновременно враждебно, как на недоумка или провокатора.

Создалось беспокойное ощущение того, что даже общественные активисты либо не понимают разницы между требованием и просьбой. Либо для повышения своего статуса в собственных глазах униженную и безысходную просьбу именуют требованием. Печально. Требование на то и требование, что должно иметь указание на конкретный способ, инструмент его исполнения, который нужно применить. А ведь иначе не узнать, выполняется именно требование или что-то совсем иное? Но такого указания в услышанных мнениях нет. Соответственно, нет и не может быть меры для оценки, контроля действий по исполнению требований. Таких мер вообще нет в природе? Чушь! В природе всё есть и только бери. Если, конечно, цель не ложная.

Заметил знакомое по фото в Интернете лицо Ольги Смирновой, кажется из "Солидарности". Как-то пытался наладить с ней контакт. Не получилось. Вроде бы начался обмен мнениями, но когда я высказался о том, что неплохо было бы сменить абстрактные представления и неосуществимые планы на что-то конкретное, то общение молча прервалось. Возможно, потому что указал на эту конкретику, и она никак не совпадает с типичными, иллюзорными представлениями борьбы за справедливость. Почему иллюзорными? А они когда-нибудь и где-нибудь исполнялись? То-то и оно. Абстрактные ожидания всегда кончаются неожидаемыми результатами.

Подобрался поближе. Ольга как раз кому-то описывала отношения с полицией. Я ей заметил, что в 1989 году милиция была, в общем-то, заодно с демонстрантами. Но Ольгу отвлекли для съёмок и продолжить не получилось. В те давние времена мне довелось не раз беседовать с группой офицеров ОМОНа и они описывали настроения внутри милиции. Сейчас они, наверное, уже полковники и генералы на пенсии и взгляды на мир у них изменились.
Побродил ещё немного и побрёл восвояси, уныло размышляя о бренности жизни. Что же даёт сравнение с происходившим почти тридцать лет назад?

1. Массовый энтузиазм превратился в активность очень небольших групп. Это факт. С одной стороны, это объясняется тем, что массовое возбуждение не может быть долгим. С другой стороны, для массовости нужна движущая сила в виде полезной массам, убедительной и хотя бы иллюзорно осуществимой новой идеи, а её нет. Признаков её поиска тоже нет.

Вполне возможно, что на основе прошлого горького опыта массы чисто подсознательно ощутили бессмысленность тех форм действий, протеста и целей, которые им предлагались ранее и без изменений предлагаются и сейчас. Вот и инертность масс, отсутствие живого интереса к происходящему, характерного для 1989 года, а оппозиции либо не приходит в голову, что пора сменить пластинку, либо они просто не представляют, на что её менять, либо и не хотят её менять. Результат один – растерянность в обществе и мутная вода закулисной политики.

2. Текущие "требования" по форме и предмету не совсем те, что раньше, но столь же бесцельны и абстрактны. Рецептов всеобщего счастья много – лекарства ни одного.

Казалось бы, не трудно понять, что раз ожидания всё время проваливаются и история о том свидетельствует, то цель нужно менять и конкретизировать, но этого понимания не наблюдается. Вполне возможно, что прогрессивное понимание, смена представлений намеренно пресекаются. Кому-то они опасны. Светлое будущее что-то не просматривается…

Андрей Басов, СПб, сентябрь 2017 г.